24 - й театральный сезон > Пресса

"ПАРИЯ ОТКРЫВАЛАСЬ ПАРИИ"

Ольга Свирцова "АиФ" 15 апреля 2015 г.

Премьера сценической композиции по рассказу Дины Рубиной «Любка» состоялась в четверг в Камерном драматическом театре города Тулы. Если вы читали «Любку» Дины Рубиной, то знаете, какова эта история – проникающая, сжимающая сердце. В этот четверг мы встретили героев этой истории наяву на улице Дзержинского, в тульском Камерном драматическом театре.

В ожидании начала в мягко освещенном зале театра публика щебетала, и этому нетерпеливому гулу «аккомпанировала» «Челита» Клавдии Шульженко. Мы разыскали художественного руководителя театра, чтобы подробнее узнать о том, что совсем скоро ожидает зрителей в «чёрном пространстве» театра.

 'Алексей Басов'. Камерный театр Тула
Алексей Басов. Фото: Юлия Синютина

«Алексей Александрович, как соотносятся рассказ и ваша постановка?» – обращаемся к режиссёру.

-На сцене действуют законы театра, но здесь, как и в рассказе, стоит обратить внимание на следующие вещи: человек стоит перед выбором, и главное – он может выбирать. Первостепенное значение имеет то, как люди входят в положение друг друга, отбрасывая социальные предрассудки. В пиковой ситуации, здесь – это дело врачей, важно желание сохранить чувство собственного достоинства

Целая эпоха на сцене

И вот сумрак в зале сгущается, завывает ветер, создаваемый в темноте сцены артикуляцией актеров. Повествование открывается.
В свете софита главная героиня истории Ирина Михайловна (ее роль исполняет Мария Жучилина) рассказывает свою историю о беременности и распределении, о смерти «крепкого человека мамы» и трудностях, с которыми столкнулась юная душа в сложном взрослом мире.

Сцена из спектакля. Камерный театр Тула
Сцена из спектакля.

Знаковым событием в жизни молодого врача становится встреча с главарем банды, уголовницей Любкой, образ которой на сцене воплотила актриса Мария Попова. Любка открывает в Ирине Михайловне истинную «взрослость»: ее первым по-настоящему зрелым поступком становится решение пригласить Любку к себе домработницей и прописать ее в квартире, несмотря на настойчивые уговоры майора милиции этого не делать.

Любка создает для Ирины Михайловны те уют и спокойствие, которые были, когда была жива мама. Стихийный и твердый характер Любки обнимает жизнь врача и ее маленькой дочери Сонечки, оберегая их от невзгод, хлопот и соседки по квартире Кондаковой, «невесты среднепожилого возраста» с непростым и противоречивым характером (одна из ролей, исполняемых в пьесе Еленой Басовой).

Сцена из спектакля. Камерный театр Тула
Сцена из спектакля

Любка взяла на себя все обязанности по дому, заботу о Сонечке и даже распоряжение хозяйским доходом. Ирина Михайловна беспрекословно доверяла ей. Однажды Любка прибежала и потребовала у хозяйки восемьдесят рублей: так в доме у Ирины Михайловны появились «графские» стулья – чудо «из прошлой, дореволюционной еще, жизни», несомненно, это важный символ в исторической ткани постановки.

Постреволюционная же среда представлена аллегорией холода, беспощадного зимнего ветра при отсутствии снега – этой долгой зимой даже снежная пелена не способна прикрыть самодурство и бесчинства.

Сцена из спектакля. Камерный театр Тула
Сцена из спектакля

Кульминацией истории становится «дело врачей», весть о котором обрушивается на Ирину Михайловну, буквально сбивая ее с ног, ведь фамилия у нее «типичная» и внешность «ярко выраженная».

Новые сложности еще сильнее сближают Любку и Ирину Михайловну, стирая социальный налет с их отношений. И однажды ночью Любка шепотом рассказала Ирине Михайловне историю своей жизни: «пария открывалась парии».

Но любое место – не без понимающих людей. Таким на работе Ирины Михайловны оказался главный врач Перечников (роль исполнил руководитель театра Алексей Басов). Главврач способствовал ее тихому увольнению, а затем, желая помочь, закидывал в окно квартиры Ирины Михайловны тридцатки, которые летели к нему обратно, но впоследствии принимались с тихой и глубокой благодарностью.

Сцена из спектакля. Камерный театр Тула
Сцена из спектакля

Одной из самых ярких сцен в пьесе, на наш взгляд, стало извещение по радио о смерти «вождя народов», открывшее новую страницу в истории страны и судьбах героинь. Вихрем в этой сцене соединились лицемерные слезы Кондаковой, растерянность и единовременное облегчение Ирины Михайловны и истерическая радость «человека» Любки: «Подох!» - кричала она.

Пьеса была принята восторженно. Актеры несколько раз выходили на поклон. Камерный театр – место своего рода сакральное и аскетичное: и не было места пышным букетам, но Мария Попова в благодарность получила от зрителя коробку конфет.

Источник: "АиФ" от 15 апреля 2015 г.