Пресса

Премьера спектакля "Пиковая дама"

Вероника Левина | "Слобода"

Фото - Мария Хомякова

Невозможно остаться равнодушным: полумрак, мерцание свечей, сокровенные письма на стеклах и томные взгляды…

Мы расскажем вам, каково это — ощущать себя частью чего-то масштабного и по-стихийному мощного, сидя в маленьком зале камерного драмтеатра.
10 июня в Тульском камерном драматическом театре отгремела премьера пьесы Алексея Басова «Пиковая дама» по одноименной повести Пушкина. «Как говорил великий режиссер, премьера — это недоразумение», — со смущенной улыбкой сказал корреспондентам Myslo Алексей Басов после спектакля. — «Но, в принципе, я доволен».
И не беспочвенно: совместными усилиями режиссера и актерской труппы получилось добиться главного — оставить зрителям повод для разговоров. Выходя из театра, люди действительно спорили — о соответствии пьесы пушкинской повести, об игре актеров, о способе подачи, о значимости декораций. К слову, из декораций на сцене — только длинные вертикальные стекла. Парадокс в том, что, прячась за ними, герои не скрывают, а напротив, обнажают свои чувства до предела. И прозрачная декорация, стоящая между зрителем и героем, становится увеличительным стеклом, за которым в коротком эмоциональном эпизоде угадывается вся жизнь.
Как бы банально ни звучало, но, чтобы это прочувствовать, нужно увидеть своими глазами. Игра актеров увлекает настолько, что не замечаешь, как с речи персонажей они переходят на рассказ от третьего лица. Получается, стоя перед зрителем, герой описывает свои действия со стороны и, таким образом, выступает в роли повествователя. Несмотря на это, диссонанса не возникает. Во многом из-за того, что повествование не беспристрастное: горячие речи героев доводят напряжение до такого накала, который заставляет кулаки и сердце непроизвольно сжиматься.
Удивляют и перевоплощения. Нежная, утонченная Елена Басова в роли старухи-графини Томской убедительна до того, что становится страшно и смешно одновременно. Не такой ли эмоциональный всплеск — признак успеха образа? Успех объясняет еще кое-что. Из-за общепризнанной гениальности повести возрастает ответственность актеров, осмелившихся перевоплотиться в ее героев. Чувствуя это, легче и быстрее понимаешь каждого из них. Поэтому невольно оправдываешь их порой безумные страсти и эгоистичные поступки. Все это давит на зрителя, но очень аккуратно. Так, что хочется не убежать от поднимаемых в пьесе проблем, а углубиться в них.

Читать статью на сайте "Слобода"